СТЕРЛИНГ ТЕЛЕКОМ - Глава Госдумы внес законопроект о криптовалютах. Что в нем написано, и что об этом думает рынок
Телекоммуникационная компания

Навигация

Контакты

Статистика

Пользователи : 8
Статьи : 72
Просмотры материалов : 229256

Поиск

Глава Госдумы внес законопроект о криптовалютах. Что в нем написано, и что об этом думает рынок

Печать
Председатель Госдумы Вячеслав Володин разработал проект документ, законодательно устанавливающий понятия цифровых активов, цифровой валюты, смарт-контрактов и договоров и больших данных. В перспективе допускается принципиальная возможность расплачиваться цифровыми валютами.

Законопроект о цифровой экономике

Председатель Госдумы Вячеслав Володини глава комитета Госдумы по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинниковвнесли в нижнюю палату парламента законопроект о цифровой экономике. Документ представляет из себя набор поправок в Гражданский кодекс, необходимых для законодательного определения базовых понятий цифровой экономики.

В пояснительной записке к законопроекту говорится, что документ вводит «ряд базовых положений, отталкиваясь от которых, российский законодатель мог бы осуществлять регулирование рынка существующих в информационно-телекоммуникационной сети новых объектов экономических отношений и обеспечить условия для совершения и исполнения сделок в цифровой среде, в том числе сделок, позволяющих предоставлять массивы сведений».

Авторы документа отмечают, что эти новые отношения уже сейчас используются в России, но российским законодательством не признаются. В то же время законопроект содержит только нормы гражданского права и не содержит описания тех условий, при которых оборот цифровых прав в принципе возможен.

Без этих норм невозможно даже ограниченное регулирование рынка «цифровых объектов»: отсутствует возможность даже ограничивать оборот соответствующего «объекта» указанием на круг лиц, которые вправе его иметь, если такой «объект» не определен в Гражданском кодексе.

Что такое «цифровое право»

В частности, согласно документу, «права на объекты гражданских прав, за исключением нематериальных благ, могут быть удостоверены совокупностью электронных данных (цифровым кодом или обозначением), существующей в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы».

В Госдуму внесен законопроект, допускающий принципиальную возможность расплачиваться в России цифровыми валютами

При этом должно выполняться условие: «информационные технологии и технические средства этой информационной системы обеспечивают лицу, имеющему уникальный доступ к этому цифровому коду или обозначению, возможность в любой момент ознакомиться с описанием соответствующего объекта гражданских прав». Указанный цифровой код или обозначение будет признаваться цифровым правом.

Термин «цифровое право» предлагается ввести вместо термина «токен», который «изначально обозначал устройство для идентификации, а сейчас стал использоваться в ИТ-лексиконе для обозначения шифров, владение которым дает в сети определенные возможности». Сущность «цифрового права» будет близка к сущности ценной бумаги.

Для того, чтобы предлагаемое к включению в Гражданский кодекс понятие «цифровое право» заработало, необходимо будет включить в иной закон такой важный критерий, как существование этого права в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы («распределенный реестр»). Для этого придется вносить правки в Закон «Об информации, информационных технологиях и защите информации.

Обладателем цифрового права признается лицо, имеющее уникальный доступ к соответствующему цифровому коду или обозначению, позволяющий совершать действия по распоряжению цифровым правом. Переход прав, обременение или ограничение распоряжения объектами цифровых прав, будут возникать исключительно при внесении соответствующих изменений в информационную систему.

Цифровые права могут отчуждаться или переходить от одного лица к другому на тех же условиях, что и объекты гражданских прав. Если цифровое право удостоверяет право (требование), то такое право (требование) будет переходить аналогичным образом. При этом должник не вправе будет отказаться от исполнения обязательства со ссылкой на отсутствие основания обязательства либо на его недействительность и не вправе выдвигать против удостоверенного цифровым правом кредитора такие возражения, которые отсутствуют в описании объекта.

«Важным фактором стабилизации отношений по поводу цифровых прав становится упоминание о том, что такие права признаются только в случаях, предусмотренных законом, - говорится в пояснительной записке к законопроекту. - Это позволит ограничить важные для экономики сущности (на данный момент в обиходе они называются «токенами», но не исключено появление новых) от второстепенных или опасных (бонусы по картам лояльности, виртуальные предметы в сетевых играх и пр.), не имеющих значения или имеющих весьма ограниченное значение для экономики».

Что такое «цифровые деньги» и можно ли будет их использовать для осуществления платежей

Законопроектом вводится и понятие цифровых денег. Ими «может признаваться не удостоверяющая права на какой-либо объект гражданских прав совокупность электронных (цифровой код или обозначение), созданная в информационной системе, отвечающей установленным законом признакам децентрализованной информационной системы, и используемая пользователями этой системы для осуществления платежей».

Согласно документу, цифровые деньги не будут обязательны к приему при осуществлении всех видов платежей, для зачисления на счета, во вклады и для перевода на территории России. Однако в случаях и на условиях, установленных законом, могут использоваться физическими и юридическими лицами в качестве платежного средства. В случаях, когда цифровые деньги могут применяться в качестве платежного средства, к их обороту будут применяться правила о цифровых правах.

Авторы законопроекта подчеркивают, что «цифровые деньги» не являются законным средством платежа. Но в перспективе - в случаях и на условиях, установленных законом - цифровые деньги смогут использоваться физическими и юридическими лицами в качестве платежного средства в контролируемых объемах и в дополнительно урегулированном порядке.

«Если цифровые права в сущности дают возможность у кого-то что-то потребовать, то цифровые деньги такой возможности не дают, они не обеспечены золотом или иными активами, - сказано в пояснительной записке к документу. - На данном этапе это лишь условные единицы, созданные с помощью вычислительных технологий».

В целях описания того, каким образом будет осуществляться оборот цифровых денег, будет применен «известный юридически-технический прием» - правила о цифровых правах будут применяться к цифровых деньгам. Это означает, что в информационной системе должны существовать записи об обладателях цифровых денег и что такие деньги переходят от одного лица к другому только с помощью записи.

Авторы документа полагают, что указанный прием позволит также включать цифровые деньги в конкурсную массу должника и в наследственную массу. «Однако следует понимать, что даже при прямом указании в законе это будет возможно лишь тогда, когда есть техническая возможность принудительного совершения записи о новом обладателе прав на данный объект», - сказано в пояснительной записке.

Наряду с иностранной валютой цифровые деньги можно будет использоваться также при формулировании валютных оговорок в соглашениях.

Сделки в электронной форме

Законопроект упрощает совершение сделок в электронной форме. Письменная форма будет считаться соблюденной также в случаях выражения лицом своей воли с помощью электронных или иных аналогичных технических средств, например, путем передачи сигнала, в том числе при заполнении формы в сети интернет.

Для этого будет необходимо, чтобы «по условиям принятия такого волеизъявления совершение указанных действия достаточно для выражения воли или если из сложившегося в соответствующей сфере деятельности обычая следует, что совершение указанных действия признается соблюдением письменной формы сделки».

Авторы документа считают, что предложенная ими конструкция создаст основу не только для «смарт-контрактов», но и позволит упростить совершение целого ряда односторонних сделок. Условием соблюдения письменной формы в таких случаях будут служить обстоятельства, при которых воля выражается с помощью технических средств.

«По условиям принятия волеизъявления совершения указанных действий достаточно для выражения воли, - говорится в пояснительной записке к документу. - Например, на странице в сети интернет, в информационной системе, в том числе в приложении, установленном в смартфоне, описаны условия для нажатия клавиши ОК, и из этих условий вытекает, что такого нажатия достаточно для полноценного волеизъявления. Из сложившегося в соответствующей сфере деятельности обычая следует, что таких действий достаточно».

В современном мире значительное число волеизъявлений совершается путем отправки сигналов (с помощью нажатия кнопки на смартфоне, с помощью нажатия кнопки на стационарном компьютере и пр). Все эти действия по существу есть юридически значимые сообщения, отмечают авторы документа, но большое их количество представляет собой еще и односторонние сделки. Включение в Гражданский кодекс предлагаемых норм позволит дать толчок новым способам выражения воли субъектов гражданского права при выдаче доверенностей, выдаче согласия на совершение сделки, отказе от договора и т.п.

«Смарт-контракты» и невозможность оспаривать действия программ

Относительно «смарт-контрактов» в законопроект приводится следующая формулировка. «Условиями сделки может быть предусмотрено исполнение возникающих из нее обязательств при наступлении определенных обстоятельств без направленного на исполнение обязательства отдельно выраженного волеизъявления его сторон путем применения информационных технологий, определенных условиями сделки (автоматизированное исполнение обязательства)», - говорится в законопроекте.

В законопроекте подчеркивается, что оспаривание состоявшегося исполнения таких обязательства допускается исключительно в случаях, когда доказано вмешательство сторон сделки или третьих лиц в процесс исполнения. То есть факт совершенного компьютерной программой исполнения сделки не оспаривается (кроме случаев вмешательства в действие программы).

После идентификации пользователей в системе дальнейшее их поведение подчиняется алгоритму компьютерной программы, организующей сеть, а лицо, «покупающее» тот или иной виртуальный объект (цифровое право), получит этот объект автоматически, при наступлении указанных в пользовательском соглашении обстоятельств.

«Например, некое лицо является обладателем цифрового права на бокс с алмазами, имеющий индивидуализирующий его номер и хранящийся у профессионального хранителя, - приводят пример авторы документа. - В информационной системе сделка с таким объектом будет исполнена «автоматически», без дополнительных распоряжений или иных волеизъявлений сторон сделки - у продавца будет списано цифровое право, а у покупателя - деньги, и оспорить эти списания по общему правилу будет нельзя».

Фактически воля, направленная на заключение договора, в такой сделки включает в себя и волю, направленную на исполнение возникшего из договора обязательства. «Важно лишь, чтобы участники таких сделок отдавали себе в этом отчет», - подчеркивают авторы документа.

Big Data и новое понятие баз данных

Еще одно новшество законопроекте - описание особенностей договора об оказании услуг по предоставлению информации. «Договором, в силу которого исполнитель обязуется совершить действия по предоставлению определенной информации заказчику (договор об оказании услуг по предоставлению информации), может быть предусмотрена обязанность одной из сторон или обеих сторон не совершать в течение определенного периода действия, в результате которых информация может быть раскрыта третьим лицам», - сказано в документе.

«К сожалению, родовым понятием, через которое база данных в настоящее время опеределена в Гражданском кодексе, является «совокупность материалов, - считают авторы законопроекта. - Это понятие толкуется в настоящее время чрезмерно ограничительно, и в проекте предлагается заменить его на более общее - «совокупность данных сведений». Такое решение должно дать возможность считать базой данных свод любого массива информации что в конечном счете должно позволить использовать предусмотренные Гражданским кодексом договоры в отношениях по поводу этих объектов».

Речь идет о легализации сбора и обработки значительных массивов обезличенной информации (big data). «Необходимо прямо решить экономическую задачу, стоящую перед сторонами сделки, отразить их интерес в том, чтобы передаваемая заказчику информация не использовалась третьими лицами. - говорится в пояснительной записке. - Как известно, обязательства с негативным содержанием допускаются в российском правопорядке.

В чем разница с другим законопроектом - «О цифровых финансовых активах»

Напомним, в 2017 г. Президент России Владимир Путиндал поручениеправительству законодательно отрегулировать операции с криптовалютами. После этого Минфин и Центробанк начали разработку соответствующего законопроекта. При этом между ведомствами возникли разногласия: Центробанк считает, что на фиатные (обычные) деньги можно менять только токены, а Минфин предлагал разрешить менять и криптовалюты. В итоге этот вопрос отдали на усмотрение Минфину.

Недавно в Госдуму был внесензаконопроект «О цифровых финансовых активах», разработанный главой комитета Госдумы по финансовым рынкам Анатолием Аксаковым. Он дает ряд базовых понятий и прямо указывает, что цифровые финансовые активы (криптовалюта, токены) не являются законным средством платежей. Также майнинг предлаагется приравнять к предпринимательской деятельности.

Основатель блокчейн-платформы Universa Александр Бородичотмечает, что законопроект о цифровых финансовых активах более детализированный и больше внимания уделяет толкованию множества понятий: майнингу, токену, валидатору, смарт-контракту, криптовалюте, а также предоставляет особенности выпуска токенов. В то время как внесенный накануне законопроект о цифровой экономике по определению более широкий, «правовой». В нем говорится о регулировании правоотношений не только в криптоотрасли в целом, но и, к примеру, рассматривается вопрос сбора и обработки больших объемов информации big data, отмечает Бородич.

Законопроект «О цифровых финансовых активах» был раскритикован Российской ассоциацией криптовалют и блокчейна (РАКИБ). Новый же законопроект президент РАКИБ Юрий Припачкинподдерживает. «Мы рады, что были услышаны все наши предложения, - говорит Припачкин. - Необходимо внести в Гражанский кодекс «цифровую ось», описывающую новый тип взаимоотношений в экономике, а уже затем с помощью этих понятий принимать другие нормативные акты. Нынешний документ вернул оптимизма криптоинвесторам».

В то же время создатель Telegram-канала «Все о блокчейне и цифровой экономике» Ани Асланянсчитает, что главное в законодательном процессе - не торопиться. «Еще нигде в мире нет примеров законодательного регулирования понятия «цифровых активов», - отмечает Асланян. - Кроме того, в новом законопроекте, с одной стороны, говорится, что цифровые деньги не являются платежными средствами, но тут же оговаривается, что их использование в качестве платежей возможно. Все это создает путаницу».

Со своей стороны, директор по правовым вопросам и взаимодействию с органами власти «Мегафона» Дмитрий Петровотмечает, что есть вопросы к предложенному законопроекту в области регулирования big data. «Вводится новая статья про возможность использования «больших данных» - договор об оказании услуг по предоставлению информации. Но в нем нет собственно про «больший данные» и вводится одна странная обязанность - не совершать определенный период действий, который могут привести к раскрытию информации. И больше ничего - это непонятно».

Источник: cnews.ru

Copyright © 2018 "CТЕРЛИНГ ТЕЛЕКОМ".

Создание и продвижение сайта "SterlingStudio"